Ерофей и его заметки (erofey_manager) wrote,
Ерофей и его заметки
erofey_manager

Categories:

Волгоград. Командировка

Итак, добрались и пошли.

Чем примечателен и известен постороннему человеку Волгоград? Поначалу – обороной Царицына, потом – обороной Сталинграда.
Бог с ней, с обороной Царицына, по нынешней жизни это не так актуально, достаточно посмотреть на расписанный потолок волгоградского вокзала, и тем ограничится (хотя музей с «тех времён» остался).
А Сталинградская битва – это куда серьёзнее. Тут нет политического окраса, тут нет двусмысленности гражданской войны, тут нет сомнений, на чьей стороне правда. Тут, несмотря на лозунги, воевали не за Сталина, не за советскую власть, воевали за свой народ, за Родину.
Потому, попав в Волгоград, тем более – почти впервые, мне, как человеку с не заплывшей жиром совестью и не атрофировавшейся чувством гордости за свой народ, (ну и, - так, поскромничав, - немножко знакомым с историей) хотелось прикоснуться к великому. Как бы пафосно это не звучало.
Одно дело – смотреть на фотографии в музее, другое дело – пройтись по тому самому месту.
Одно дело – прочитать в книге, другое – увидеть самому.

Лирическое отступление.
Пусть в Сталинградской битве бои непосредственно в городе и не играли ключевой роли, всё решалось в голой степи, в городе всё же сохранились кое-какие свидетельства, в степи же – балки, сухая земля да ковыль. Что сейчас может засвидетельствовать удар Сталинградского фронта 18 сентября 1942 г. от Котлубани, вдоль железной дороги, на Гумрак? А, по большому счёту, ничего, кроме названий. Степь да степь кругом, даже из окна вагона видно, что путь далёк лежит, да всё по открытой, простреливаемой местности. В битвах «за семафор», как и в битвах «за сторожку лесника» мало внешнего героизма, но именно долбежка с севера «лбом о стену» не дала немцам «дожать» оборону в городских кварталах. Однако сохранились, главном образом, свидетельства именно городских боёв. Не менее напряжённых и важных для дальнейшей победы.
Желающим убедиться, что Сталинград – это не столько «бои в городе», сколько «бои в голой степи» могу посоветовать книгу А.Исаева «Сталинград. За волгой для нас земли нет», я же заканчиваю лирическое отступление.

Итак, вводная: шесть вечера, темнеет в семь, я в Ворошиловском районе, поезд в одиннадцать, что делать?
Я решил дойти до площади Павших борцов, той самой, на которой стоит здание то ли универмага (по официальной версии) то ли исполкома (что более вероятно) в подвале которого сдался Паулюс. Собственно, сейчас (как и после войны) там точно универмаг.
Затем спуститься по Аллее героев до улицы Чуйкова (на набережной 62-й армии больно ветренно и холодно от Волги, а я и так сильно простужен), ну и по ней уже двигаться к Музею Сталинградской битвы. Конечно, музей уже закрыт, но хоть на мельницу-то, я надеялся, погляжу, пусть и в сумерках. А потом – к вокзалу, ночь уже на дворе, всё равно ничего не разглядишь.

«Невезёт с Волгоградом» проявляется во все красе – наконец-то попал, но изрядно болен и свободное время появилось только перед отъездом, и не просто вечером, а по сезону, практически ночью.
Кроме яблофона был с собой фотоаппарат, проверенный временем, погодой, кислотой и асфальтом, но не способный справиться с темнотой, потому иллюстрации – убоги до невозможности.

В Волгограде есть такая достопримечательность – «Линия обороны Сталинграда». Семнадцать танковых башен установленных на постаментах там, где линия обороны максимально приближалась к Волге. (Изначально памятников было больше, двадцать пять, но жизнь идёт и диктует свои правила).
Башни принадлежат танкам, уничтоженным в ходе Сталинградской битвы, выбирались башни с боевыми повреждениями, пушки повернуты на запад, в сторону противника. Протяженность линии, отмеченной постаментами – около тридцати километров.

Вот первая башня в линии - передний край обороны 13-й гвардейской стрелковой дивизии генерала А.И.Родимцева.
Только увидев лично, понимаешь – на сколько близко немцы подошли к Волге. Впритык. Не достигли они её чисто формально, лишние три сотни метров просто не в счёт. Чуть-чуть земли, почти отвесный обрыв, что защищал от настильного огня прибывающие через реку пополнения и снабжение, ещё немного берега – и всё, Волга. Из книг и карт, не увидев воочию, не поймёшь.
И даже в этой, краевой южнофланговой точке, не самой близкой к урезу реки, понимаешь – Волгу-то немцы перекрыли. Вверх, к Улешам, к их пристани и нефтебазе, к Саратовскому нефтеперерабатывающему заводу, ни один танкер необстрелянным не пройдёт.

Сумерки сгущаются, редеют ряды роллеров, скейтеров и бегущих трусцой от инфаркта, и я, наконец, достигаю музея «Сталинградская битва». (За его полным официальным названием отсылаю вас к Википедии, за виртуальной экскурсией – на его официальный сайт. В наш век «нанотехнологий» можно не поднимая седалища с кресла посмотреть любую достопримечательность мира. И это не только радует, но и удручает).

Вот макет ближнего бомбардировщика Су-2 (он же ББ-1), такой же макет установлен в Москве на Поклонной горе. Установлен именно макет, самолётов не сохранилось, конструкторской и исполнительной документации тоже. Тем не менее, макеты были изготовлены «по следам утраченных данных».
Очень сомневаюсь, что этот самолёт принимал участие в Сталинградской битве – производство закончилось осенью сорок первого, особыми лётными и эксплуатационными характеристиками самолёт не обладал, и был быстро вытеснен штурмовиком Ил-2. Который, даже сборки военного времени, из дерева а не дюраля, даже с одним пилотом без стрелка, без прицелов для бомбометания, всяко был живучее.

Су-2 на бреющем полёте над сталинградским вокзалом. Самолёт и вправду маленький и толстенький, но летает :-)

Кстати, именно самолёту Су-2 великий фантазёр В.Суворов отводил роль символа сталинской агрессии, именно он был самолётом-«Ивановым» для полчищь неоперённых сталинских соколов-захватчиков модели «Also sprach Резун».


Идём далее, вот Т-60, поднятый со дна реки в 2011 году. Легкий танк, детище военного времени, соединивший в себе автомобильные агрегаты и авиационную пушку. Экстренно разработанный в августе 1941 г., к моменту Сталинградской битвы танк утратил свою и без того невеликую боевую ценность.

А вот вам парковка по-волгоградски. Кто-то приехал к музею на своём SdKfz 250 и бросил его рядом с тяжёлой полевой пушкой 10,5 cm sK 18. Ещё одна фотография откровенно не удалась, поэтому противотанковую 5 cm Pak 38 я вам не покажу, просто поверьте на слово, она там есть, выглядывающий дульный тормоз можно разглядеть при желании :-).

Есть и отечественные орудия, дивизионные 76 мм ЗИС-3, противотанковая 57 мм ЗиС-2, 122 мм гаубица М-30, 152 мм гаубицы М-10 и Д-1, ствольная часть 203 мм гаубицы, зенитка… В общем, десять орудий я насчитал, а с фоткой опять не повезло, не вышла, темно.

Традиционная «тридцатьчетвёрка».

Традиционная-то она традиционная, да не совсем. Во-первых, не поздний Т-34-85, которых расставлено по постаментам огромное количество, а Т-34 с 76-мм пушкой Ф-34, не с башней «гайкой» а с ранней башней - «пирожком», да ещё и с не обрезиненными, так называемыми «паровозными», катками, которые «любили» ставить на Сталинградском тракторном заводе летом 1942 года. Люк водителя уже новый, но курсовой пулемёт ещё без дополнительной бронировки. В общем, вполне аутентичный и достаточно редкий образец производства СТЗ 1942 года выпуска.
Вот, например, фото из тех мест и тех времён, подбитая в степи "тридцатьчетвёрка".


А вот, для сравнения, Т-34 другого завода и другого года.

Литая шестигранная башня и другие катки. (Москва, Поклонная гора).

Линейка техники, к Сталинградской битве отношения не имеющая – ИСУ-152, ИС-2 и ИС-3, да ещё и Т-72. Впрочем ИС-3 и Т-72 не имеют отношения и к Великой Отечественной вообще.

Паровозом с вагонами и платформами, с установленными на них «Катюшей» и полевой кухней особенно не удивишь, а вот железнодорожная цистерна оказалась забавной – точно такая же цистерна сороковых годов выпуска, только снятая с шасси, до сих пор используется в качестве емкости для ГСМ на одном из предприятий в нашем городе. Фото, увы, опять в пролёте.

Вот, наконец, и знаменитая мельница.

Названий мельница за время своего существования успела сменить множество. Сначала мельница Гергардта, по имени владельца, поволжского немца Александра Гергардта, затем, после национализации – мельница №4, после – мельница Грудинина, в честь рабочего-активиста, после здание стало командным пунктом 3 батальона 42 стрелкового полка 13 гвардейской стрелковой дивизии.
Здание построено в 1908 году, по передовым для того времени технологиям. Под кирпичной облицовкой скрывается прочный железобетонный каркас, рассчитанный на значительные нагрузки и вибрацию от промышленного оборудования. Собственно это и позволило зданию выдержать попадания авиабомб и артиллерийских снарядов и не рассыпаться в труху.

Следует учесть и тот факт, что находится здание буквально на берегу Волги, пара-тройка сотен метров – и вода. Было бы оно глубже в городе – никакой железобетон бы не спас.

У фирмы «Братья Гергардт» была ещё одна паровая мельница – в пойме реки Царица. Она тоже выстояла в ходе боёв, хоть и получила значительные повреждения. После войны её засыпали грунтом и сейчас на этом месте разворотное кольцо волгоградского скоростного трамвая.

Узел обороны у мельницы Гергардта включал ещё два, жилых, полностью однотипных здания – дом работников Облпотребсоюза и дом Совпартконтроля.
Второе здание, полностью разрушенное и не восстановленное после войны, известно как дом Заболотного. Первое – знаменитый дом Павлова.

Не буду касаться вопроса о непосредственно роли личностей сержанта Якова Павлова и лейтенанта Ивана Афанасьева в ходе боёв, о том, кто кем командовал, кто и что захватил, удерживал и оборонял. Раз устоялось название «Дом Павлова» а не «Дом Афанасьева» - ну и бог с ним.

Мельница и дом Павлова расположены близко друг от друга, по сути – по разные стороны улицы, защитники могли поддерживать друг друга огнём, с мельницы могли отсекать огнём штурмовые группы немцев, прорывающиеся к дому, потому защитники и удержались, не смотря на то, что здание (в отличие от мельницы) никакой особенной прочностью конструкции не отличалось, дерево и кирпич.

В отличие от мельницы, Дом Павлова был восстановлен, заселён и функционирует в качестве жилого дома и поныне. О прошлом свидетельствует мемориальная стена-накладка с торцевой стороны.

Помните эту знаменитую фотографию?

Вот тот же объект с другой точки.

Типовой бетонный фонтан для детских площадок. То-ли «Дети и крокодил», то-ли «Бармалей», то-ли «Танцующие дети», как только его не обзывали.
Фонтан пережил войну, был восстановлен, но позже, при строительстве и перепланировке города был разобран.

Сейчас в Волгограде имеются две «копии» этого фонтана. Кавычки поставлены потому, что новые фонтаны не идентичны тому, прежнему.

Один, новенький, чуть больших размеров, установлен на привокзальной площади, второй – повторяет полуразрушенный фонтан с военной фотографии. Его установили рядом с мельницей Гергардта.

Увы, в Музей сталинградской битвы, чьё белое обтекаемое здание, больше похожее на градирню какой-нибудь АЭС, попасть не было возможности – ночь на дворе.

Из этой поездки вынес я твердое решение съездить в Волгоград ещё раз, уже по своей воле, в удобное время и на приемлемый срок, и уж рассмотреть всё при свете дня и подробно.
Tags: бронетехника, видел сам, волгоград, заметки, история, музеи, поездки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment