Ерофей и его заметки (erofey_manager) wrote,
Ерофей и его заметки
erofey_manager

Category:

Деньги великой смуты. Часть 5. Читая Булгакова

(Версия для канала Яндекс-Дзен)
- там более подробные иллюстрации.

(Все фотографии авторские).

Часть 1.

Часть 2.

Часть 3.

Часть 4.

Часть 5. Читая Булгакова

Велик был год и страшен год по рождестве Христовом 1918, от начала же революции второй.
Михаил Булгаков, «Белая гвардия».


Продолжаем наши зарисовки на тему «иллюстрированной истории денег великой смуты». Сегодня будет литература, сегодня мы читаем Булгакова.

После падения Временного правительства в Петербурге, в Киеве подсуетились и организовали свою «самостийну державу» – Украинскую народную республику, УНР. Которой нужны были свои деньги. Поначалу это были карбованцы-рубли, а потом ими стали «исконные, посконно-домотканные» гривны. (Что характерно, в девяностые ситуация повторилась).

А теперь «Белая гвардия» Булгакова, Киев, конец 1918 года:

---
Ночь. Василиса в кресле. В зеленой тени он чистый Тарас Бульба. Усы вниз, пушистые - какая, к черту, Василиса! - это мужчина. В ящиках прозвучало нежно, и перед Василисой на красном сукне пачки продолговатых бумажек - зеленый игральный крап:
«Знак державноi скарбницi
50 карбованцiв
ходит нарiвнi з кредитовыми бiлетами».
На крапе - селянин с обвисшими усами, вооруженный лопатою, и селянка с серпом. На обороте, в овальной рамке, увеличенные, красноватые лица этого же селянина и селянки. И тут усы вниз, по-украински. И надо всем предостерегающая надпись:
«За фальшування караеться тюрмою»,
уверенная подпись:
«Директор державноi скарбницi Лебiдь-Юрчик».

---

27-1919-50-1
Пятьдесят карбованцев УНР.

Вот он, тот самый «лебидь-юрчик», которого вертел в руках Василий Лисович, за глаза прозванный Василисой. Сохранность конечно не очень и состояние плачевное, но рассмотреть булгаковский «зелёный игральный крап» и иные подробности ещё можно.

Читаем дальше?

---
Пятипроцентный прочно спрятан в тайнике под обоями. Там же пятнадцать «катеринок», девять «петров», десять «Николаев первых», три бриллиантовых кольца, брошь, Анна и два Станислава.
В тайничке №2 - двадцать «катеринок», десять «петров», двадцать пять серебряных ложек, золотые часы с цепью, три портсигара («Дорогому сослуживцу», хоть Василиса и не курил), пятьдесят золотых десяток, солонки, футляр с серебром на шесть персон и серебряное ситечко (большой тайник в дровяном сарае, два шага от двери прямо, шаг влево, шаг от меловой метки на бревне стены. Всё в ящиках эйнемовского печенья, в клеенке, просмоленные швы, два аршина глубины).

---

С серебряными ложечками и ситечками всё понятно, как и с царскими орденами Святой Анны и Святого Станислава. Золотые десятки – регулярно встречающиеся в той литературе царские червонцы, империалы Николая II, золотые монеты номиналом в десять рублей.

«Катеринки» - царские сторублёвки, «петры» - царские же пятисотрублёвки. И та и другая купюра – здоровенная такая портянка, чуть не в половину стандартного листа формата А4. (Может быть, при случае, посмотрим мы с вами и на эти бумажные царские деньги). «Николай Первый» тоже царская купюра, размером и номиналом поскромнее, пятьдесят рублей.

Что там дальше?

---
Третий тайник - чердак: две четверти от трубы на северо-восток под балкой в глине: щипцы сахарные, сто восемьдесят три золотых десятки, на двадцать пять тысяч процентных бумаг.
Лебiдь-Юрчик - на текущие расходы.
Василиса оглянулся, как всегда делал, когда считал деньги, и стал слюнить крап. Лицо его стало боговдохновенным. Потом он неожиданно побледнел.
- Фальшування, фальшування, - злобно заворчал он, качая головой, - вот горе-то. А?
Голубые глаза Василисы убойно опечалились. В третьем десятке - раз. В четвертом десятке - две, в шестом - две, в девятом - подряд три бумажки несомненно таких, за которые Лебiдь-Юрчик угрожает тюрьмой. Всего сто тринадцать бумажек, и, извольте видеть, на восьми явные признаки фальшування. И селянин какой-то мрачный, а должен быть веселый, и нет у снопа таинственных, верных - перевернутой запятой и двух точек, и бумага лучше, чем Лебiдевская. Василиса глядел на свет, и Лебiдь явно фальшиво просвечивал с обратной стороны.
- Извозчику завтра вечером одну, - разговаривал сам с собой Василиса, - все равно ехать, и, конечно, на базар.
Он бережно отложил в сторону фальшивые, предназначенные извозчику и на базар, а пачку спрятал за звенящий замок.

---

28-1919-50-2
За фальшування караеця тюрмою!

Действительно, фальшивых «лебидь-юрчиков» хватало. И не только поддельных, в прямом и буквальном смысле этого слова.

Выпускали эти карбованцы в Киеве и Одессе. В один прекрасный момент, в 1919 году, Киев был занят красными, а Одесса – белыми. А тогдашнее украинское правительство болталась где-то между. Белые Вооружённые Силы Юга России, сидя в Одессе, недолго думая, продолжили печатать УНРовские пятьдесят карбованцев. На что в УНР обиделись и объявили их фальшивыми. (УНР к тому моменту уже была другая, «второй версии», с Петлюрой и его Директорией).

Собственно перед нами как раз такая, «фальшивая», купюра – выпущенные ВСЮР в Одессе пятьдесят карбованцев УНР. Это видно по серийному номеру.

В те времена правительства долго не держались (разве что советская власть в Центральной России). В Киеве первую Украинскую народную республику быстро сменила Украинская держава во главе с гетманом Скоропадским. Не без помощи немецких и австро-венгерских штыков, разумеется. (Советская Россия Брестский мир-то заключила, но Первая Мировая война всё ещё продолжалась).

При Скоропадском выпустили новые деньги, гривны. Которые печатались в Германии. Правда, заказаны они были ещё Центральной Радой УНР, а потому и надписи имеют соответствующие.

29-1918-10-1
Десять гривен которые заказала в Германии УНР, но пользоваться ими начали уже при Скоропадском.

Новые гривны, с надписью «Украинская держава», тоже напечатанные в Германии, появились буквально за два месяца до того, как гетману Скоропадскому наподдал коленом Петлюра. Собственно, события в «Белой гвардии» Булгакова идут как раз в этот момент.

---
- Скажите, пожалуйста, чего это стреляют там наверху?
Парень вынул палец из носа, подумал и сказал в нос:
- Офицерню бьют наши.
Николка исподлобья посмотрел на него и машинально пошевелил ручкой кольта в кармане. Старший мальчик отозвался сердито:
- С офицерами расправляются. Так им и надо. Их восемьсот человек на весь Город, а они дурака валяли. Пришел Петлюра, а у него миллион войска.
Он повернулся и потащил салазки.

---

Директория Петлюры тоже долго не продержалась, но это совсем другая история.
Tags: видел сам, история, нумизматика и бонистика, очерки, украина
Subscribe

Posts from This Journal “нумизматика и бонистика” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments