Ерофей и его заметки (erofey_manager) wrote,
Ерофей и его заметки
erofey_manager

Categories:

Лётчики и рекорды – 1

Предыдущая часть.

5. Лётчики и рекорды – 1

Весь мир, волнуясь, следил за полетом Севрюгова. Пропала без вести иностранная экспедиция, шедшая к полюсу, и Севрюгов должен был ее отыскать. Мир жил надеждой на успешные действия летчика. Переговаривались радиостанции всех материков, метеорологи предостерегали отважного Севрюгова от магнитных бурь, коротковолновики наполняли эфир свистом, и польская газета «Курьер Поранны», близкая к министерству иностранных дел, уже требовала расширения Польши до границы 1772 года. Целый месяц Севрюгов летал над ледяной пустыней, и грохот его моторов был слышен во всем мире.
Наконец Севрюгов совершил то, что совершенно сбило с толку газету, близкую к польскому министерству иностранных дел. Он нашел затерянную среди торосов экспедицию, успел сообщить точное ее местонахождение, но после этого вдруг исчез сам.
«Золотой телёнок», Ильф и Петров, 1931 г.


Не только Мининым славен Нижний Новгород, не только в его честь здесь стоят памятники и названы географические объекты.

12
А кто это там, вдалеке, так красиво на тумбе стоит?

Итак, вышли мы через сквер с памятником Минину, идём по Площади Минина и Пожарского, мимо улицы Минина, на углу которой стоит ещё один памятник Минину, и видим вдали солидный такой памятник. Но, как ни странно, это не Минин.

Это Валерий Чкалов.

13

С именитыми «уроженцами» всегда так – родишься ты в какой-нибудь далёкой деревне, а землячеством гордится будут в большом городе. И не факт, что в ближайшем.

Это Горькому повезло – он родился в Горьком. Пардон, это Пешкову повезло – он родился в Нижнем. А вот откуда конкретно родом был тот же Минин неизвестно, может из Балахны. А может и нет. Но – нижегородец, и точка.

Вот и Валерий Чкалов. Откуда он родом вполне известно, из Чкаловска. Пардон, из Василёвой слободы. Но по этому показателю он куда больший земляк Минину, чем они оба – нижегородцам. Потому, как Чкаловск-Василёво ближе к Балахне и Городцу, чем к Нижнему Новгороду. Но кто ж о таких премудростях помнит? Нижегородец он!

Впрочем, лет с семнадцати, втянувшись в авиационные дела, Чкалов распрощался и с Василёвым, и с Нижним, причём навсегда. Ленинград да Москва, вот его города.

Издалека да сослепу, ещё подходя к памятнику, я удивился – что это у него? Пьедестал треснул и раскололся что ли? Нет. Это художественное воплощение сыграло такую оптическую шутку. На пьедестале здоровенной пунктирной линией обозначены рекордные беспосадочные перелёты Чкалова. Если точнее, то два чкаловских перелёта.

14

О, это были героические времена. В том смысле, что в моде были всякие героические свершения, рекорды и прочее. Зачастую бессмысленные и беспощадные бесполезные. Но – рекордные. И не только у нас это поветрие бушевало. По всему миру.

В рекордную гонку по беспосадочным перелётам на дальность кто только не влез, от итальянцев до американцев. Нам эту заразу занесли французы.

Решили они облететь весь земной шар, в четыре приёма (за раз не получалось по техническим причинам). И первый отрезок, из Парижа в Токио, шёл как раз над СССР. В июле 1931 года французы на рекордном самолёте D.33 фирмы «Девуатин», с именем собственным «Trait d'Union», вылетели из Ле Бурже и направились на Дальний Восток.
Не долетели. В Иркутской области, где-то неизвестно где, где ближайшим населённым пунктом оказался Нижнеудинск, самолёт разбился.

Все трое французов выжили, забрали с самолёта двигатель с частью приборов и отбыли на тёплую родину. А наши стали внимательно смотреть на то, что осталось от французского рекордного самолёта и чесать репу.

Французы, вот горячий народ, буквально через два месяца, тем же экипажем, на таком же самолёте, названном таким же именем, только с «двоечкой», «Trait d'Union II», опять полетели по тому же маршруту. И опять шлёпнулись. Где-то около Уфы. Теперь из трёх человек экипажа спасся только один.
Тут уж наши не выдержали и решили – мы тоже хотим такую игрушку, с рекордными беспосадочными перелётами. И понеслась.

Первый блин, как водится, оказался комом. 3 августа 1935 года самолёт РД («Рекорд Дальности») он же АНТ-25, творение сумрачного гения П.О.Сухого и А.Н.Туполева, с экипажем в составе командира корабля Леваневского, второго пилота Байдукова и штурмана Левченко, отправился по маршруту Москва – Северный полюс – Сан-Франциско. Однако через две тысячи километров что-то там случилось с двигателем. Или не случилось. Но Леваневский решил поворачивать оглобли. Сели, с приключениями, в Новгородской области. По итогам неудачи, Леваневский поругался с Байдуковым, который считал, что повернули назад зря, забрал своего штурмана, Левченко, и ушёл в закат весь в белом. Заодно заявив, что Туполев – вредитель и враг народа, и что летать на туполевских самолётах он больше не будет. (Кстати, когда Туполева в 1937 году, таки, арестовали, одним из пунктов шло и «вредительство перелёту Леваневского». И Туполев, не будь дурак, согласился, подписал. Потом, как ситуация изменилась и Туполева освободили, всё это, «типа забыли»).

Пару слов о Сигизмунде Леваневском и о других героических лётчиках.

В 1934 году, в числе первых семи человек, лётчиков, принимавших участие в спасении людей с затёртого во льдах парохода «Челюскин», Леваневский, был удостоен звания Герой Советского Союза. Хотя он сам лично до «челюскинцев» так и не долетел и с льдины никого не вывез.
Награждали их одновременно и за одно и то же, и можно сказать, что все семеро разом – первые Герои Советского Союза. Но формально, Леваневский – второй ГСС в истории. Четвёртым, кстати, был Николай Каманин, который через несколько десятков лет станет первым руководителем Центра подготовки космонавтов.

15
Семь плюс один. Каманин, Слепнёв, Доронин, Молоков, Громов (который стал ГСС не за спасение «челюскинцев», а за рекорд, но в том же 1934 году), Водопьянов, Леваневский и Ляпидевский (который формально наш ГСС №1).

Лётчики Каманин, Молоков и Водопьянов, летавшие на спасение «челюскинцев» на поликарповских бипланах Р-5 (Водопьянов на специальной модификации), вывезли 80 человек (из них Молоков вывез 39, Каманин 34), больше чем остальные пять самолётов, участвовавших в спасательной операции (24 человека). Последним рейсом на своих самолётах Водопьянов вывез трёх пассажиров, Молоков двух, а Каманин последнего человека и восемь ездовых собак.

16
Бортрадист Галковский, второй пилот Кастанаев, командир корабля Леваневский, бортмеханик Побежимов, бортмеханик Годовиков, штурман Левченко. За их спинами четырёхмоторный самолёт ДБ-А конструкции Болховитинова, с бортовым номером Н209. Самолёт был выкрашен в «цвета Леваневского» - красный с синим. (Хотя его дворянский герб – красный с белым. Ну да кто эту шляхту гоноровую разберёт). Фото сделано во время подготовки к очередному рекордному перелёту.

Сигизмунд Леваневский 12 августа 1937 года, как командир экипажа из шести человек, на четырёхмоторном ДБ-А («Дальний бомбардировщик – Академия»), отправился на очередной рекорд – в беспосадочный перелёт из Москвы в Фербенкс, на Аляску. Недавние рекордные перелёты Чкалова и Громова жгли ему пятки.

Через сутки после вылета из Москвы, самолёт Леваневского пролетел над Северным полюсом, о чём с борта пришла радиограмма. Ещё через час пришло сообщение о выходе из строя одного из четырёх двигателей.
Больше радиограмм не было.
Ни самолёт, ни экипаж так и не нашли до сих пор.

Продолжение следует…

6. Лётчики и рекорды – 2
Tags: авиация, видел сам, история, нижний новгород, очерки, поездки
Subscribe

Posts from This Journal “история” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

Posts from This Journal “история” Tag