Ерофей и его заметки (erofey_manager) wrote,
Ерофей и его заметки
erofey_manager

Category:

Князья тоже плачут

Предыдущая часть.

4. Князья тоже плачут

Как мы уже выяснили, у Минина, помимо площадей, улиц и памятников, был ещё и персональный бронепоезд. А вот бронепоезда «Дмитрий Пожарский» не было. А всё потому, что князь. Князь настоящий, из Рюриковечей, а не какой-нибудь «бывший князь, а ныне трудящийся Востока, гражданин Гигиенишвили» из золототелёнковской «вороньей слободки» Ильфа и Петрова. От Рюриковичей ответвились владимиро-суздальские князья (там потом где-то болтались князья суздальско-нижегородские), от них отпали князья Стародубские, а те распались на целый веер, в том числе князья Ромодановские, Гагарины и Пожарские.

Впрочем, даже в царские времена как-то больше любили купца Минина, чем князя Пожарского. Особенно творческая интеллигенция. Типа, делец Минин «разбудил» (видать, как декабристы Герцена) аристократа Пожарского. Как говаривал отец народов «нэ так всё было, савсэм нэ так». Минин, конечно, начал сбор Второго ополчения, но и Пожарский был не лыком шит, не на печи дрых. Во время Смуты показал себя верным присяге, да ещё и в Первом ополчении успел побывать.
Тут стоит вспомнить отношение к Пожарскому со стороны аристократии после Смуты. Местнических споров была уйма, ибо кроме родовитости, по должностям предков, был он никто и звать его никак. Но по личным заслугам – первый на Руси человек. (Минин не дворянин, он не считается). Вот и трещала башка у бояр – куда такого назначить, куда за столом посадить. Пожарский, дитя своего времени, поругания своего чина и места тоже не терпел. Вот и собачился со всеми.

Минину с земляками повезло, и памятников ему поставили много. На пару с коллегой Пожарским тоже памятников хватает.

А вот лично Пожарскому памятников как-то негусто. Если не считать упомянутые «парные», где он увековечен вместе с Мининым, памятник персонально Пожарскому, мне пока встретился только один. Да и тот в неожиданном месте.

Впрочем, не такое уж оно политически неожиданное. Лет за двести-триста до Минина с Пожарским, существовало такое княжество, Суздальско-Нижегородское, отсоседившееся от Владимирского княжества. А Пожарские какие-никакие, но потомки владимиро-суздальских князей.

09

На фото Суздаль, Спасо-Ефимиев монастырь. Прямо перед нами памятник князю Пожарскому.
Башни и стены монастыря построены уже «после Минина и Пожарского», в 1670-1680-е годы, на месте прежних, деревянных. Построены примерно тогда же, когда каменная нижегородская церковь Рождества Иоанна Предтечи, из прошлой части, сменила одноименную деревянную.

Князья Пожарские регулярно подкидывали этому монастырю деньжат, здесь у них была и родовая усыпальница. Здесь же, в 1642 году, был похоронен предводитель Земского ополчения, Дмитрий Пожарский. В общем-то, его бюст на фоне характерной крепостной стены (кремлёвские зубцы-мерлоны в виде «ласточкиного хвоста» – итальянская мода) здесь установлен именно поэтому.

Хотя ополчение из Нижнего Новгорода пошло на Москву не по прямой, через Владимир, а крюком с севера, князь Пожарский нашёл время, заехал в Суздаль, в Спасо-Ефимиев монастырь, за благословением от монастырского настоятеля и прочим таким. Может, на гробах предков молился. А может он, командир и администратор, всё это делал на показ, для пропаганды – для своего шибко верующего воинства. Кто знает.

Сама усыпальница Пожарских на территории монастыря не сохранилась. Сначала её забросили и в XVIII веке раздолбали. Род Пожарских пресёкся, и следить за родовой усыпальницей больше было некому. А то, что, опомнившись, построили в XIX веке, на волне патриотизма, опять разобрали, уже в тридцатые годы века двадцатого.
В наши времена на этом месте поставили каменный крест, а на очередное «4 ноября», в 2009 году, рядом открыли часовенку. С участием президента Дмитрия Медведева открыли, о чём очередную «примазывательную» надпись сделали.

10
Видите торчком стоящую прямоугольную каменную плиту слева от часовенки? Это единственное, что осталось от склепа князей Пожарских.

Кстати, обратите внимание на здание прямо по центру, но на заднем фоне, за ёлкой, здание с чёрной маковкой. Больница и Никольская больничная церковь. Здание это было больницей и тогда, когда во время войны в Спасо-Ефимиевом монастыре был лагерь для военнопленных. Лагерь был интернациональный, благо под Сталинградом захватили не только немцев, но и итальянцев, венгров, румын…

Место здесь было привилегированное, держали, в основном, офицеров и генералов. И даже одного фельдмаршала. Как раз в пристройке к этой больнице, с правого торца, на фотке видна вдали, за фонарями, в 1943 году и жил фельдмаршал Паулюс.

11
Фотка из музея, размещённого на территории суздальского Спасо-Ефимиева монастыря.

Стоят эти деятели у главного входа в Спасо-Преображенский собор, а справа, за углом, у восточной стены этого собора, как раз и находился склеп князей Пожарских, а сейчас стоят символические крестики-часовенки.

Продолжение следует…

5. Лётчики и рекорды – 1
Tags: видел сам, военное, история, очерки, поездки, суздаль
Subscribe

Posts from This Journal “история” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments