July 24th, 2018

О времена, о термины!

За последние четверть века в русском языке, в качестве одного из многочисленных эвфемизмов для обозначения девушек с пониженной социальной ответственностью, утвердился термин «ночная бабочка».
Вроде и насекомое, и шестиногое, но не так уж, чтоб позорно звучит, даже, как-то, загадочно.

А вот, скажем, римляне, древние, к данному вопросу тоже подошли с зоологическим оттенком, но другого типа.

У них представительница древнейшей профессии называлась, неожиданно, «люпа» (lupa), сиречь «волчица». А специальный дом (или даже просто комнатка над рюмочной винной лавкой), где платёжеспособному населению оказывались соответствующие услуги, именовался не совсем благозвучным для русского слуха термином «лупанарий» (lupanarium), то есть, «волчатник».

В свете вышесказанного, знаменитое плавтовское Homo homini lupus est начинает играть какими-то новыми красками. Точно ли человек человеку волк, а не что-то другое?

И вспомним легендарный основателей города Рима. Согласно мифам, близнецов Ромула и Рема подобрала и выкормила, кхм, волчица.