November 27th, 2016

Вся жизнь - театр

Мучаюсь сценой:

Прожжёный большевик (в фуражке со споротым с околыша знаком, вероятно путейца, с черными, чуть тронутыми сединой усами, немного небритый, в стоптанных сапогах), подходит к схваченным, но держащимся подчёркнуто независимо и гордо офицерам. Недобро щурясь, сплёвывает на пыльную подмороженную землю, говорит:
- Ну что, контрики, кончилось ваше время?
И тянется за наганом.

Куда бы её, а?