May 10th, 2016

Ганс Кребс (часть 1)

История Второй мировой сквозь призму карьеры одного немецкого офицера, или «Крипс», которого мы потеряли

Пролог (Повод к написанию).

«Но самому Чуйкову все же пришлось еще разок войти в историю, так как именно на его позиции вышел германский главком Кребс с сообщением о смерти Гитлера и предложением о перемирии. Ну что тут сказать, не повезло Кребсу. Попадись ему любой другой командарм, глядишь, и переговоры для нацистов прошли бы чуть удачнее (хотя вряд ли), но фигура Чуйкова перечеркнула все надежды Кребса дипломатически переиграть русского генерала. А всё китайское прошлое Василия Ивановича. Он более года постигал на практике дипломатические тонкости. И надо сказать, по этой части китайцы являются куда более изворотливым противником, нежели немцы. Так что ушел Кребс к себе не солоно хлебавши и пустил пулю в лоб.»

Прочитал я отзыв Владимира Полковникова ( vpolkovnikov ) о третьем томе воспоминаний генерала Чуйкова и стало мне немного обидно. Не за самого Владимира, и не за Чуйкова, не за его (или его литературных негров) писательско-мемуаристский талант, не за исторические факты. За Ганса Кребса, последнего начальника немецкого Генштаба.

За кого? За кого-за кого?!! За ганса? (Впрочем, «ганс» - это больше для англосаксов, русскому уху аналогично привычен «фриц»). За Ганса обидно? Ну да, за него. Не как за немца – как за историческую личность. Помнят Цезаря и Помпея но был и Красс, помнят Октавиана и Антония но был и Лепид.

Мы слышали о «непримиримом» борце с нацизмом Людвиге Беке, мы читали военные дневники Франца Гальдера. Мы знаем о курской идее-фикс фюрера, которую осуществлял «генерал-шаровая молния» Курт Цейтцлер. Мы в курсе, что опальную должность подобрал не менее опальный самовлюблённый Гейнц Гудериан. Но и SchnellerHeinz не осмелился донести ношу до конца, дипломатически заболел и передал проклятый титул дальше.

Но что мы знаем о Кребсе?

Collapse )

Продолжение истории - здесь.