December 11th, 2014

Всё меняется

У Лиддел Гарта в его "Правде о Первой мировой войне" есть замечательная фраза, процитирую:

"Алленби и его артиллерийский советник Холланд хотели добиться по возможности более короткой бомбардировки и предложили вначале, чтобы она длилась только 48 часов."

Уже хорошо, правда? Планируемая операция - наступление английских войск (у Арраса, если не забыл) в 1916 г. Сорокавосьмичасовая молотилка - это короткая артподготовка.
Продлжим цитату, следующее предложение:

"Если это, учитывая последующие нормы, оказалось на 40 часов больше, чем следовало, то все же оказалось лишь робким шагом в сторону достижения внезапности."

Книга написана в реалиях победного 1918, когда "смогли", издана в 1930, значит, положения её и для тридцатого года не потеряли актуальность. Восемь часов артобстрела - нормальная такая, "короткая" артподготовка для внезапной атаки.

Замечательно, не правда ли?
Слово "короткая" в отношении к многочасовой стрельбе крупнокалиберных орудий просто умиляет. Особенно, если знаешь, к чему придут и как будут поступать спустя четверть века.

Спустя четверть века что 48 часов артиллерийской стрельбы как исключение для шестнадцатого года, что 8 часов, как норма для восемнадцатого или тридцатого просто нонсенс. "Так не делают".
Десять минут "огневого налёта", полчаса методического обстрела и разрушения (сопровождаемого бомбоштурмовыми ударами с воздуха), ещё пять-десять минут "налёта" и - полирнуть залпом реактивной артиллерии. И всё, ура-ура, вперёд. И, несмотря на шаблонность, (а прилёт РСов так вообще выдавал с головой окончание артподготовки и начало пехотного наступления) - действовало. Не всегда, но чаще, чем многодневная канонада в 1915-1917.

Ведь и тяжёлая артиллерия, по сути, осталась почти та же (как и средняя, полевая), и пулемёты с винтовками, и колючая проволка с окопами. И люди не изменились. А вот результат - изменился.