?

Log in

No account? Create an account

В чём смысл жизни?

00

- Командир! В интернете опять кто-то неправ!
- Отправить туда наши лучшие диванные войска!


Стоило мне, в августе, что ли, полуркать (вот клянусь – случайно!), кто такая Грета Таненбаум Тунберг, как – хлобысь! – осеннее обострение! Вот она! Скандинавская девочка-даун девочка-аутист девочка-активист с высоких трибун топит за всё хорошее, против всего плохого: выделения парниковых газов запретить, глобальное потепление возвращение от криоэры к термоэре прекратить, текущее межледниковье не длить, возвращаться к оледенению, ну, и, всем не дышать (выделяется-де парниковый цэ-о-два!) и, главное, не пукать (выделяется-де парниковый метан!).

01

«Нобелевку ей! Две!» (с) (х/ф «Сталкер», но фраза-то – сценаристов, АБС).

Ну, это ладно, после нобелевской премии мира одному полукенийцу, что развязал немало войн, удивляться не будем. Глянем по существу. Что говорят и пишут умные люди?

Эволюция биосферы и составляющих её экосистем идёт в сторону возникновения всё более совершенных (устойчивых и экономичных) круговоротов вещества и энергии. Причём – в космических масштабах. Жизнь вообще есть обычное свойство материи, по своей сути, не уникальное (то, что мы ещё не нашли рептилоидов на Проксиме Центавра не говорит о том, что нигде во Вселенной их нет).

Планета как таковая, уж если слепилась из планетезималий, будет стремиться удержать свою форму, оптимизировать потоки энергии от звезды, удержать от выметания солнечным ветром атмосферу и гидросферу (буде таковые наличествуют). И в этом ей главный помощник – биосфера. Биосфера, которая не даёт просто так пропадать солнечной энергии и просто так разбазаривать ресурсы, пуляя их обратно в космос. Биосфера всё, до чего может дотянуться, сворачивает во внутренние планетарные циклы, не давая разбрасываться веществом и энергией вхолостую. Планета пытается удержать атмосферу и гидросферу, биосфера оптимизирует эти процессы.

Экосистемы стремятся препятствовать размыванию коры, переводят воду из плащевого стока в русельный и подземный, регулируют газовый состав атмосферы. Экосистемы препятствуют захоронению и выбыванию из круговорота химических элементов и соединений. Энергия, пришедшая от звезды, не должна тупо расходоваться на нагрев поверхности, и отражаться обратно в космос.

Наш лозунг: «Скажем твёрдое «нет!» пустому разбазариванию солнечной энергии на нагрев и испарение жидкого вакуума в открытый космос! Скажем радостное «да»!» запасанию солнечной энергии в планетарном процессе круговорота геохимических циклов!».

Жизнь это не только классический «способ существования белковых тел».

Жизнь это способ стабилизации существующих на планете геохимических циклов.

А любой геохимический цикл, пока вертится (а работает он только при притоке энергии от солнца, дабы преодолеть неубывание энтропии), стремится ничего не терять и не растрачивать впустую. Всё, что есть, должно работать. Деньги Атомы не должны лежать без дела. Молекулы не должны образовываться (тратя энергию, полученную, исходно, от Солнца) чтобы потом просто так лежать впустую.

Вот захоронение неокисленного углерода – это как раз «впустую». Из круговорота выбывают мегатонны вещества, на производство, концентрацию и поддержание стабильности которого тратилась уймища энергии, полученной от Солнца. Нехорошо.

Что такое захороненный неокисленный углерод, объяснять, я думаю, подробно не надо. Просто по стадиям: торф – бурый уголь – каменный уголь – антрацит – графит. Ну и нефть ещё, куда без неё.

(Кстати, когда говорят, что «леса – лёгкие планеты», как-то забывают, что растения дышат, потребляя кислород. И нормальная экосистема сбалансирована – сколько произвёл, столько потребил. А вот болота – другое дело. В болотах органика прекрасно захоранивается без окисления. То, есть углерод, поглощённый растением в процессе фотосинтеза в виде углекислого газа, из атмосферы, изымается из круговорота. Т.е. содержание цэ-о-два падает. А содержание кислорода, не пошедшего на окисление, соответственно, растёт. Так, что не забывайте, истинные лёгкие планеты – это болота. Вот только планете не нужен избыток кислорода, ей нужно равновесие. «– Бэрримор, что это так воет на болотах? –Здравый смысл, утопленный эко-активистами, сэр!»).

02

Все эти соединения, содержащие углерод, были приготовлены матерью-природной (на солнечной сковородке), но, в связи с её тогдашней молодостью и несовершенством, утеряны. Захоронены. Современные учёные, что геологи, что палеонтологи, даже целый период (систему – если, по-геологически) выдумали – карбон. Он же – каменноугольный. Тамошние псилофиты в тамошних болотах так назахоранивались, без окисления, вынося массу органики из круговорота, минуя детритные цепи, что содержание цэ-о-два в атмосфере упало, а содержание кислорода выросло чуть не до тридцати процентов (сейчас-то почти двадцать один).

Потом, конечно, мать-природа спохватилась. Срочно были выдуманы специализирующиеся на целлюлозе и лигнине детритофаги (всякие специфические грибы, бактерии и прочие насекомые), но было поздно. Всё, что утопло в палеозойских болотах, пошло на уголёк. И даже позднее, в мезозое, углерод успевал уходить неокилсенным. Да что там мезозой! Торф – это детище нашего, кайнозойского времени. Если его не трогать, да поглубже, при очередной складчатости, запихать, глядишь, через сколько-то миллионов лет, уголёк получим. Или нефть, как повезёт.

Но природа-мать никогда не опускает руки. Если в геохимическом цикле начинает проявляться односторонняя, более-менее устойчивая, тенденция, ей, в противовес, возникает другая, тоже более-менее устойчивая. Из серии «я ломаю – он чинит».

В силу обстоятельств углерод массово выбывает из круговорота, захораниваясь не окисленным. Что делать? Как вернуть его обратно в геохимический цикл?

Углерод этот, замечу, биогенного происхождения, со смещённым изотопным составом С-12/С-13, в виде органических соединений, твёрдых, жидких, а то и газообразных, да ещё и глубоко в осадочных породах. Даже если геологически вывернуть угольный пласт или организовать нефтяное озеро – матери-природе это мало поможет, окисляться атмосферным кислородом подобное будет столько же миллионов лет, сколько захоранивалось. Да и не всякую литосферную плиту можно вот так выворачивать.

Призадумалась мать-природа – как быть? Но глядь – кто это такой шебуршится на просторах огромного куска некогда ещё более огромной Гондваны? Росточком невелик, пузиком объёмен, телом тёмен, но разумом светел. Ручёнками волосатыми машет, ножками кривенькими сучит. Да это же австралопитек афарский!

- Вот он, - обрадовалась мать-природа – вот он, мамин маленький помощник! Mother's Little Helper, как пел Мик Джаггер. Вот он-то и поможет матери-природе вернуть в круговорот планетарных геохимических циклов захороненный углерод! А там глядишь – и на Вильяма, нашего, Шекспира, замахнёмся, накопаем шахт и поспорим с цветовой дифференциацией штанов гравитационной дифференциацией недр!

И принялась мать-природа, эволюция, и все экосистемы, пестовать нашего с вами предка. Ножки ему выпрямлять, ручки и пальчики уловчать, зубки и пузико уменьшать, а голову и мозг увеличивать. Хабилисы, эректусы, гейдельбергензисы, сапиенсы…

Сапиенсы, наконец-то начали справляться со своей ролью – возвращать в геохимический цикл изъятый из него углерод. И очень рьяно взялись. От матери-природы огромное спасибо – растениям снова есть из чего фотосинтезировать.

03

Но, как всегда, природу занесло – вернув в природный круговорот углерод из «полезных ископаемых», сапиенсы принялись его захоранивать в виде «бесполезных ископаемых» – всяких пластиках и прочих синтетических полимерах. Опять нехорошо.

Но не бойтесь, у матери-природы есть туз в рукаве. Пару-тройку, ну несколько десятков, миллионов лет спустя, появятся новые детритофаги, не важно, из какой ветви жизни, что научаться разлагать дотоле не разлагаемую полиорганику, переведя её в разряд биодеградабельной (как было в своё время с дотоле вечной целлюлозой).

А пока, человек, помни! Твоя цель, твой смысл жизни – окислить как можно больше захороненного неокисленного углерода и вернуть его в природный геохимический цикл! Тебя природа создала именно для этого, и ни для чего другого. Скажи твёрдое «нет!» всяким аэробным эко-активистам, стремящимся превратить Землю в закислороженную ледяную пустыню.

Ну и не забывай, что дышать, пукать и жечь уголь и нефть ты можешь сколько угодно. Костры лучше не жечь, да. Осушил болото? – Выруби дерево! И с синтетическими полимерами надо пока, несколько миллионов лет, поаккуратнее. Но уж на угле и нефти можно оторваться. Жги!

Вот в этом твой планетарный геохимический смысл жизни, человек. Ни для чего другого ты природе не нужен. Так наслаждайся!

Люблю запах сожжённого каменного угля по утрам. Это запах победы!

Ad astra

Художественный фильм «К звёздам», 2019 г.

Внимание! Здесь не стесняются спойлеров!

Ad-Astra

«Главное — на Земле. Главное всегда остаётся на Земле, и я останусь на Земле. Решено, — подумал он. — Решено. Главное — на Земле…» А. и Б. Стругацкие, повесть «Стажёры», 1961 г.

Если взять «Космическую одиссею 2001» Кубрика, смешать, но не взбалтывать, с «Апокалипсисом сегодня» Копполы, слегка присыпать модными постмодернистскими цитатками и отсылочками, мы получим фильм «К звёздам». Исходные компоненты для коктейля замечательные, бесспорно. А вот итог…

Единственная главная роль – у Брэда Питта. Заслуженные старички, Томми Ли Джонс и Дональд Сазерленд, так, на подтанцовках, и двух десятков минут не наберётся. (Впрочем, и сам Питт уверенно движется в сторону «старичка» и лицом всё больше напоминает Бенисио Дель Торо. Но, зато, больше двух часов фильма – целиком и полностью его). Ну, ещё пару раз на пару секунд мелькает заслуженная ждунья астронавтов Лив Тайлер. На этом знакомые физиономии и имена заканчиваются.

Формально фильм позиционируется как «научно-фантастический». К тому поводы, конечно, есть – ближайшее будущее, космос, всё такое. (Хотя физика, логика и здравый смысл – как всегда, как всегда). Но, по сути, это такая полуфилософская полупритча. Очень медленная, тягучая и занудная.
Подход вполне оправданный, не всё же нормальной фантастике быть развлекательно-приключенческой. Но философствовать надо уметь.
На мой взгляд у создателей фильма с этим вышло как-то не очень. Плюс, реденькие «экшен-сцены», призванные, видимо, не дать зрителям заснуть от скуки, кажутся настолько инородными и притянутыми за уши, что лучше бы уж задремавших и не пытались будить.

Сюжета, как такового, в фильме почти и нет, каких-то его поворотов, тем более - неожиданных – тоже. И наспойлерить, даже при желании, толком не получится – не о чем. Основная идея вполне читаема чуть не с первых минут, вот и всё.
Ну, не знаю. То, как на приблизительно эту же тему высказался, скажем, Тарковский в «Солярисе», на мой взгляд, на порядок лучше. (В оригинале, в романе, Лем, конечно, имел ввиду совсем другое, но я сейчас именно о фильме).

Главный герой, майор отважных X-Com, пардон, майор отважных Space-Com, с Земли на Луну, с Луны на Марс, с Марса аж на Нептун (иногда – натуральным космическим зайцем) едет к местному сбрендившему «полковнику Куртцу», пуляющемуся антиматерией (которая мгновенно и прямолинейно долетает от Нептуна до Земли и всё по дороге бьёт злым электричеством). Дабы спасти человечество, конечно, и всю Солнечную систему между делом. Там, конечно, не всё так просто, но и совершенно не сложно. Заодно, по дороге, главный герой постоянно проходит «психологическое тестирование» (так регулярно, что у меня закралась крамольная мысль – уж не репликант ли он из «Бегущего по лезвию»), и занимается нудным самокопанием, озвученным во внутренних монологах. Вот блин, пусть у тебя пульс даже на грани гибели не выше 80, но – таких не берут в космонавты! (И вообще, думать надо было, стоит ли посвящать всю свою жизнь исключительно работе, если твоя жена на тринадцать лет моложе. Ничем ведь хорошим не кончится. Вот и самокопайся теперь).

«Мир будущего», антураж, показан местами невнятно, а местами и вполне забавно. Но, в целом, крайне неровно.
И, если честно, в то, что до Луны можно долететь не за три дня, а за несколько часов (при технике и технологиях, не сильно отличающихся от наших современных), я могу поверить. А вот в то, что от Луны до Марса за две недели… А от Марса до Нептуна за два месяца…

Павианы на норвежской научной станции, конечно, постмодернистская дань всяким космическим ужастикам. Но – зачем? Зато последовавшие «похороны в море» - вполне, вполне. А что, обыденность. Ну, подумаешь, склеил ласты космонавт – не тащить же его через полмира в порт? Зашить в парусину – и в море. В смысле – в космос. Чай, не Нельсон какой-нибудь, чтоб на него целую бочку кислорода рома тратить.

Обыденность Луны и её «туристичность» не достигают, конечно, уровня лунного Лунапарка из второй серии «Футурамы», но к тому всё и идёт. Регулярные коммерческие космические рейсы, нечто вроде космического лифта, вообще повседневность космоса – зачёт.
А вот лунный «Дикий Запад», покатушки и пострелушки на луноходах – «не верю!». Прибытие на Марс с оформлением временной регистрации – зачёт. Слава бюрократии и «Вспомнить всё». Проникновение «зайцем» в корабль на Нептун – ой, всё…

В общем и целом, только и исключительно за космическую тематику, отдельные красивые сцены и эпизоды – слабенькая троечка. От «не удовлетворительно» оценка ушла буквально на микрон.

Не надо думать, что философско-занудные фильмы – не для меня. Как ни странно, я люблю и «Солярис» Тарковского и «Космическую одиссею» Кубрика. Но «К звёздам»… Нет, не то. Что-то вроде дурацкого «Интерстеллара» – замах на рубль, удар на копейку.

Ведь можно, можно было снять тягуче-неспешный фильм, без всяких хищных макак, пиратов на луноходах и спасения всех и вся – про огромный безжизненный космос, одиночество (как внешнее, в жестянке на орбите, так и внутреннее, в земном человейнике), оттянуться вволю и пофилософствовать. Но – не судьба.

Метки:

Перелистывал папочки с разными околорабочими фоточками, и... (Даже вспомнил, что шёл по улицам именно с работы, когда сфоткал, но куда шёл - фиг знает).

Славный город Саратов, август 2015 г.

IMG-0489

original
"А капелла" (по итальянски так и есть "a cappella") - не просто пение "как в капелле" ("как в домовой церкви"), сиречь без музыкальных инструментов и музыкального сопровождения, только голос, хор.
Изначально, это пение как в одной конкретной капелле - Сикстинской.
Просто говорить "а капелла Систина" сложнее, вот "Сикстинская" и редуцировалось со временем.

Сикстинская капелла она не просто так капелла, с "типа красивым названием". Это личная домовая церковь римских папов. Папская капелла, одним словом. Построили её в конце XV века по приказу папы Сикста, отсюда и название, Cappella Sistina. (Этот папа, кстати, хоть и Сикст, имел номер не "6", а "4").
Раз построили, не стоять же ей без дела? Ну, не богу же, ей-богу, в ней папам молится? Нашлось прикладное применение - стали в ней кардиналы из свой среды себе пап выбирать. (Благодаря тому, что после поляка-долгожителя, папа-немец ударными темпами впал в маразм и от престола святого Петра отказался, на памяти моего поколения пап выбирали уже дважды, и, благодаря СМИ, про оттенки серого дыма мы теперь знаем хорошо). Самым первым, кстати, в этой капелле выбрали в папы Родриго де Борха, ставшего известным как Александр VI Борджиа, бабник и отравитель. (Борха - Borja - потому, как он понаехавший в Вечный Город испанский гастарбайтер. А как пообтесался среди итальянцев, стал Борджиа). Избрали его аккурат в год открытия другим гастарбайтером (наоборот, итальянцем в Испании) морского пути в Индию Америки.

1265b
Сикстинская капелла, вид снаружи. Времена тогда были неспокойные, папы были теми ещё пройдохами, смиренно воевали и отбирали земли у окрестных итальянских графьёв да князьёв, ну и ответку получали, при случае. Потому снаружи видок у возвышенно-эстетической домовой церкви вполне себе крепостной. Это наоборот, более поздние, замирённые папы, постарались изначальный фортификационный прикид Сикстинской капеллы сгладить.

Кроме выборов (а это, всё же, не каждый день, даже в те антисанитарные времена папы старались не мереть слишком часто) капелла использовалась и иными способами. Кого-нибудь в ней папы принимали. Беседы беседовали. И, всё же, молились иногда. (От скуки и нечего делать, видать). Однако, молиться, или с послами разговаривать, или винишко цедить, в голых стенах как-то не камуфло, и папы решили несколько облагородить окружающую действительность. Ну там, стены оббить ситчиком весёленьких расцветок, ещё что-нибудь. Впрочем, до флизелиновых обоев было ещё далеко. Посему, папами было решено поступить в соответствии с незабвенным "Новосёлы! Внедряйте культурку - вешайте коврики на сухую штукатурку!". Коврики повесили и постелили куда смогли, а ту штукатурку, куда ковриков не хватило, расписали под хохлому.

Точнее, расписывали-то в капелле имени Сикста №4 не сухую штукатурку, а мокрую, но и так бывает.
Сухая штукатурка, в смысле, роспись по сухой штукатурке, - это техника "а секко", "по сухому". А по сухому, сами знаете, завсегда хужее получается, нежели по смазанному. (Леонардо, который не черепаха, но Да Винчи, нарисовал в Милане по сухому свою "Тайную вечерю", так она вся полиняла и осыпалась, и теперь понять, кто там Пётр, а кто покурить вышел, можно с трудом).

В папской капелле же решили не искать лёгких путей, а делать фрески. "А фреско" - "по свежему". По ещё влажной штукатурке то есть. Бригада отделочников из солнечной Средней Азии шпарит штукатурку, а художник, роняя кисточки, бежит за ними вприпрыжку и разрисовывает, пока не высохло. Затратно, неудобно, зато на века. (На самом деле, конечно, штукатурили кусочками, со скоростью чуть не квадратный метр в сутки, и ждали художника).
Естественно, абы какого кузнеца Вакулу, чтоб он им Страшный суд на стенке намалевал, папы звать не стали. Первоначальный заказчик, Сикст №4, позвал некоего Ботичелли, потом подтянулись Перуджино, Микеланджело и иные прочие. Словом, пошла живописная (или живописнеческая?) движуха.
Микеланджело, он вообще решил не мелочится, а разрисовать потолок. А потолок там, надо сказать, не 2,48, как в хрущёвке. Я, конечно, рулеткой не замерял, но Бубка, что с шестом, что без шеста, не допрыгнул бы. И площадь потолка - ого-го.
И, словно этого ему было мало, через четверть века, Микеланджело пошёл на новый челлендж, и решил ещё и алтарную стену расписать. Страшным Судом, ага. Ну, явно не давали покоя лавры кузнеца Вакулы.

1311v
Сикстинская капелла, вид сверху. Понять среди этих однообразно-умилительных коричневых крыш что есть что не так-то просто. Капелла - она в правом углу, там где подъёмный кран. Всё остальное сейчас называют "Музеи Ватикана". Шарохаются там нонеча толпы туристов, а когда-то всё принадлежало одному-единственному папе. Вот времена-то были, эх...

А что там на счёт "а капеллы", спросите вы? Дык, папам хотелось не только взор потешить, но и слух. Ещё до окончания постройки, Сикст №4 завёл себе хор мальчиков-зайчиков и девочек-белочек. Ну ладно, ладно, не буду поклёп наводить на непорочное католическое духовенство, это потом там мальчики точно были, а у Сикста, может, только басовитые бородатые мужики, не знаю, врать не буду.
Как бы то ни было, появился церковный хор. Ну и разросся, со временем. А в церквах у них, у южных кафоликов, не то, что у северных немцев, - поют просто так, без всяких там богопротивных органов (хм, двусмысленно вышло, но сладкоголосых итальянских кастратов ещё никто не отменял).
Как какая литургия дома у папы - в Сикстинской капелле поёт его, папский, хор. Красиво, благостно. Ясное дело, абы кого, с улицы, туда не брали. У всех по сольфеджии пять с плюсом, от басов стены вибрируют, от альтов бокалы бьются. (Сопранами мужчинам петь не положено, а женщин, естественно, в Ватикан не брали. То, есть, брали, конечно, но не петь, ну, вы меня понимаете, папы что вам, не люди, что ли?).
Естественно, папы слушали свой хор не в гордом одиночестве. С кардиналами своими подручными, всякими там местными итальянскими донами и консильери, иностранцами залётными, и прочая, и прочая. Ну, папы, натурально, гордятся, остальные им завидуют. И своим потом пересказывают. А стиль песнопений (с названием) постепенно расползается по городам и весям. И до сих пор так, не-нет, да споют. Но - не в Сикстинской капелле.

Сейчас в Сикстинской капелле не то, что петь - говорить громко не разрешают. И фотографировать, кстати, тоже.
А я бы спел! И, может быть, даже, сыграл. Но - нельзя. Никаких вам "акапелл" - полутьма и полутишина. Сказал бы, "как в склепе", но в склепах не бывает таких толп народу. Ну, как правило, не бывает.

Большую часть дня тамошние охранники только и делают, что шикают на прохожих посетителей. Вот буквально так, на международном языке: "тш-ш-ш". Ну и добавляют, на не менее международном: "Но фото! Но видео! Силенцио! Сайленс! Тш-ш-ш-ш!".
Международным туристам, естественно, поуху. Пусть не всем, но значительной части. Особенно китайцам (или кто это такие - низенькие, жёлтеникие лицом и чёрненькие волосами, узкоглазенькие, ходят толпами за гидами и громогласно орут?). Некоторые, вполне европейского вида туристас, даже со вспышкой фигачили, здоровенными зеркалками, от души. (А там, в капелле, нонеча полутьма, вообще то, не то, что при папах. Экономят итальянцы, не хватает им на липистричество, Коллизей осветят - в капелле лампы гаснут, и наоборот. Им бы какой Южный поток воткнуть, хоть газом освещались бы, да где там).

Мы, дикие русские, недавно вылезшие из ядерного реактора, откинувшиеся из ГУЛАГа, дождавшиеся талона на очередь за талонами, слезшие с сибирских ёлок, выкарабкавшиеся из бескрайних степей, тоже поддались этой европейской разнузданности и вседозволенности, и, хоть и говорили там шёпотом, таки, позволили себе, вопреки призывам охраны, сделать снимок. Втихаря, шухерясь и нычкуясь.

Один-единственный снимок.
Не на фотоаппарат, а на смартфон. Без вспышки, естественно. Пряча его, смартфон, в книге, книгу в рюкзаке, рюкзак в сундуке, сундук на дубу, а дуб на острове Врангеля в Чукотском море. Но - да, поддались тлетворному влиянию загнивающего Запада, не устояли, раскрепили скрепы, преступили "тш-ш-ш", нажали кнопку "сфотать". Позор.

20140922-161040
Вон, видите, видите?! Как господь наш, бог, гражданин Яхве Саваоф в Адама пальчиком, так, словно нехотя, брезгливенько так, тычет? Мол, ты там живой вообще? Во-о-о! Шыдевер! Мигель Анджело! Как есть шыдевер мировой настенной живописи!

Но всё равно позор для русского человека, сделать не то, что велят.
Ещё никогда Петров и Боширов Штирлиц не был так близок к провалу...

А спеть - так и не спели.
...теперь со вкусом банана :-)

Bf
Мессершмитт KR175

He
Хенкель Kabine Trojan 200

Если тебе не разрешают делать самолёты - делай мотороллеры с кабиной!

(Снято в Музее Техники Вадима Задорожного 13.07.2019 г.)
Новая надежда не оправдалась - ЦМВС наносит ответный удар :-)

После публикации "Расследование дилетанта" по теме "Последний бронепоезд", я имел глупость отправить письмецо на официальную электронную почту ЦМВС. Не упоминая результаты своего "расследования", просто задал несколько неудобных вопросов. Типа, какого лешего вы пишите про изготовление в 1917 году бронеединицы, которая явно изготовлена не ранее декабря 1942 (в реальности явно в 1943-м). И ещё кой-чего в том же духе. Вежливо, конечно, не подумайте чего.
Возможно несколько коряво написал, потому, как был уверен, что никто не прочитает, не говоря уж о том, что не ответит. Дело, значит, было 27 августа.
А ноне обнаружил, что в папке "спам" лежит ответ, вчерашний, от 2 сентября. Хорошо, что проверил!

Итак, что же пишут из ЦМВС?

Читать дальше...Свернуть )
"— Видишь суслика?
— Нет.
— Вот и я не вижу. А он есть."

IMG-2536

Баунти

Х/ф «Баунти», 1984 г.

Уж не знаю как для вас, но для меня слово «Баунти» в первую очередь вызывает ассоциации с навязчивой рекламой «райского наслаждения с кокосовой стружкой», которая все мозги продолбила в своё время. Во-вторую очередь вспоминается рассказик Марка Твена «Великая революция на Питкерне». И только потом – реальная история мятежа на английском корабле «Баунти», 1789 года.

Хотя для англичан и прочих англоязычных граждан, история, конечно, более знакомая, чем для нас, но и у нас, в принципе, вполне известная. Приплыл себе этот «Баунти» на Таити за саженцами хлебного дерева, команда морально разложилась, и, на обратном пути, подняла бунт, захватила корабль. Капитана с верными матросами за борт в шлюпку, «мы посадим вас в бадью, кинем в море – и адью». А сами мятежники, покуролесив, в итоге оказались на необитаемом острове Питкерн. Где, во взаимных смертоубийственных драках, все и кончились. А их потомки (от прихваченных по дороге таитянок) живут на Питкерне до сих пор. Та часть мятежников, что откололась и осталась на Таити, была оперативно отловлена англичанами. Кого-то (офицериков) отмазали влиятельные родственники и их помиловали, а кого-то осудили и повесили (матросиков). Шлюпка же с капитаном и верной частью команды, путём превозмогания и преодоления, всё же добралась до цивилизованных мест. Такие дела.

Bounty-03

Фильмов сняли про эту историю несколько, надысь вспомнил молодость и пересмотрел тот, что 1984 года.
Фильм, хоть и не шедевр, но весьма примечателен. Чем? А сейчас посмотрим.

Начну с того, чем он не примечателен.

Bounty-05

Ну, например, музыка. В титрах композитором значится Вангелис. Да, слышно, хоть я и не специалист, и с его творчеством очень мало знаком. Но электронщина и прочий спейс этого грека отлично попал на, скажем, видеоряд киберпанкового неонового «Блейдраннера» Ридли Скотта, с Харрисоном Фордом и, увы, ныне покойным Рутгером Хауером (вышел двумя годами ранее «Баунти», в 1982 году). А вот на картинку с парусниками, тропиками и концом XVIII века – как-то не очень. Когда там, в «Баунти», местный слепой Пью начинает на скрипочке пиликать, нечто плясовое-ли, грустное-ли, то-ли ирландское, то-ли бретонское – гораздо лучше смотрится.

Bounty-10

Чем ещё фильм не примечателен? Морским бытом. Вот как-то «Мастер энд коммандер» (у нас переведён как «Хозяин морей») 2003 года, с Расселом Кроу, поинтереснее и позанимательнее будет. Пусть там события происходят лет через пятнадцать после «Баунти», но быт-то парусного флота особо не изменился. Тем более – английского флота. Который, как известно, славен своими традициями. Ром, плеть и содомия. (Приписывают эту хлёсткую фразу, конечно, Черчиллю, но он этого не говорил).
В «Баунти» как-то особых сценок корабельных и нет. Ну, подумаешь, моряки друг другу морды бьют и от офицеров нычкуются. Ну, подумаешь, сюргеон-забулдыга. Ну, подумаешь, плетью кого-то наказали. Или мыс Горн не обошли. Средненько, в общем и целом.

Bounty-06

А теперь к тому, чем «Баунти» примечателен.

Во-первых, конечно, таитянками :-)

Bounty-07

У нас на дворе 1984 год, никакого ещё воинствующего радфем и войны с «объективацией женщин» с одной стороны, и никакой «нетфликсо-ашбэошной» моды на унылую порнуху в нормальном кино – с другой стороны. Всё вроде и откровенно, но при этом вполне пристойно. Таитянки все, как одна, молодые, красивые, подтянутые, стройные, аппетитные, и ходят, естественно, топлесс. Ну и особо не заморачиваются моралью. Как говорил старшина Васков – есть на что приятно посмотреть :-) Играют их, наверное, и не таитянки вовсе, а гавайки (или как правильно назвать гавайских жителей женского пола?) но это зрителю вовсе не важно.
Глядя на эти зелёные пальмы, белый песочек, голубую водичку и счастливое туземное население, понимаешь, чего команда взбрыкнула.
Ну и Поля Гогена понимаешь. И даже попугая Кешу. На Таити веселее и красочнее, чем в Лондоне, Париже или Москве.

Bounty-09

Во-вторых и главных, фильм примечателен актёрским составом. Даже не игрой, хотя с этим всё нормально. Именно составом. И все такие молодые! Сейчас в одном фильме их просто всех не соберёшь. И не потому, что они не согласятся. Потому, что никаких денег не хватит.

Капитан корабля (на самом деле он «лейтенант» по званию, и «коммандер» по должности) – Энтони Хопкинс. Знаете такого дядю, правда? Он, правда, на тот момент был на пятнадцать лет старше своего героя, но, блин – всё равно молоденький же! Кругленький весь такой, не седой, не сморщенный, как печёное яблочко. До Ганнибала Лектора и Ван Хельсинга тут ему ещё почти десять лет осталось.

Bounty-01

Третье лицо на корабле и главный мятежник – Мэл Гибсон. Успевший, к тому моменту, сняться в первых двух «Безумных Максах», но ещё не снявшийся ни в одном «Смертельном оружии». Ну, его безумно выпученные глаза и в молодости смотрелись также, как в «Храбром сердце».

Bounty-02

Один из матросов – Лиам Нисон. Это для него одна из первых киноролей, тут он ещё подавал надежды, что станет джедаем и Робом Роем, а не скатится и закоснеет в унылом образе «спецназовца на пенсии».

Боцман – Бернард Хилл. Ну, имя мне ничего не говорит, если честно. А если посмотреть... Ба! Да это же сначала спившийся и впавший в маразм, а потом завязавший и воспрянувший король рохирримов Теоден из «Властелина колец». Физиономия примечательная.

Bounty-04

Ещё один актёр, играющий матроса, чьё имя мало что скажет – Декстер Флетчер. А если сказать, что это Мыло из фильма «Карты, деньги, два ствола»?

Ну и помощник капитана – Дэниел Дэй-Льюис. Единственный обладатель ажно трёх оскаров за главную мужскую роль. Но любим мы его не за это, конечно, а, скажем, за Мясника Билла из «Банд Нью-Йорка».

Какого-то престарелого хрыча-адмирала играет какой-то престарелый хрыч Лоуренс Оливье, но чем он отличается от какого-нибудь престарелого хрыча Кларка Гейбла – мне не ведомо, так, что ну его в болото.

В общем, занятный фильм. Даже не сюжетом и игрой. Просто актёрами. Просто посмотреть на них молодых и в одной куче.
А что до драмы и столкновений… Да, чёрного и белого там нет. И капитан чем-то плох и чем-то хорош, и мятежный помощник. Долг и верность против любви и свободы. Учитывая, чем всё кончилось – оставшиеся верными долгу моряки смогли вернуться в Англию и были встречены как герои, суд их оправдал и капитан, со второго раза, таки довёз хлебные деревья; мятежники на Питкерне поубивали друг друга, а те, что остались на Таити, были отловлены и частично повешены – выбор очевиден. И, если честно, мои симпатии были на стороне капитана. Он хоть и посамодурствовал немного на корабле, но героически провёл лодочку по океану. А свободолюбивый шкипер… «нас на бабу променял», и ради таитянки не только запорол свою судьбу, но и половину команды подвёл под монастырь.

Bounty-08

Эх, Таити, Таити…

Не были мы ни в какой Таити, нас и здесь неплохо кормят!

Метки:

Послесловие

Проект "Последний бронепоезд"... Казалось бы, что такое 17 тысяч слов? (Как там меряют в "знаках" я не понимаю, про "авторские листы" тем более. Считаю Вордом). Всего месяц жизни от задумки до окончательной реализации. Но это было не так-то просто.

Если бы меня кто спросил – что из своих заметок ты считаешь лучшим, что бы ты сам предложил почитать постороннему? – раньше я бы сказал: очерк про Шлиссельбург. Потом – разбор истории с географией центра Сталинграда/Волгограда. Про эволюцию артиллерии. Ну, новогоднюю Матильду (это лендлизовский танк, а не Кшесинская!). Про Ту-22, наверное. Дедовские и дядьковские медали – пусть это и личное… Теперь считаю – «паровозы» (Проект «Последний бронепоезд»). Может, оно не лучшее, не любимое, но, по сути, затрагивает совершенно не известный широкой непросвещённой публике пласт – а что есть такое наш последний сохранившийся бронепоезд? Блин, да я и сам не знаю.

Изначально я просто планировал показать в двух словах бронепоезд «киношный», каким он стал после съёмок фильмов, и бронепоезд теперешний, 2019 года, когда его снова собрали воедино и начали приводить в чувство. Но, буквально чуть копнув вглубь, я с удивлением выяснил, что судьба единственного, да, ЕДИНСТВЕННОГО нашего бронепоезда, совершенно темна и неизвестна. Что все те сведения, что, не задумываясь, тиражируются тут и там, не соответствуют действительности.

Даже те прекрасные люди, кто, собственно, восстанавливал возвращённую из Парка в музей площадку, очищал её от кинобутафории, ничего не говорили об истинной судьбе экспонатов, ограничиваясь сомнительным названием «Красновосточник».

У М.Коломийца, на работы которого я усиленно опирался, и в добросовестности которого, по-моему, никто не сомневается, про «Красновосточник» нет ничего, хотя судьба чуть не каждого бронепоезда во время Великой Отечественной у него прослежена. Кстати, что во «Фронтовой иллюстрации», что в книгах, он привёл свои личные фотографии сохранившегося мотоброневагона, а вот элементов «Красновосточника» там нет. Оно и понятно, все эти его публикации по бронепоездам вышли задолго до воссоединения и возвращения истинного облика «Последнего бронепоезда».

В непрофессиональной среде в интернете, практически все публикации, от откровенно «копипастерских», до наукообразных, с претензией на серьёзность, вещали со слов «музейных табличек», даже не пытаясь критически подойти к тем сведениям, что были в них изложены.
Да, название «Красновосточник» (откуда?!); да, площадки изготовлены в 1917 году в Кизил-Арвате (да вы рюхнулись, что ли?! вы посмотрите на них, на эти площадки!!!); да, прошёл через Гражданскую и ВОВ (вот прям это «железо», и через то и через это?!)…
А уж сколько в непрофессиональной среде восторженных отзывов не от играющих в «научпоп» статьеписателей, а от простых посетителей музеев и случайных людей! Ах, в Сормово сделали такую суперконструкцию, что она прошла через Гражданку и ВОВ! Ах, вот тут у нас в стране хранится раритет – ветеран двух войн! Ах, вот эти пушки стреляли по басмачам, петлюровцам и гитлеровцам! Ах, ах…

Аж тошно. Я люблю свою страну, и люблю свою историю, но глупость я не люблю уж точно.

Сейчас мне, и, если вы прочитали, надеюсь, и вам, совершенно ясно, чем «Последний бронепоезд» не был. Осталось выяснить, чем он, всё же, был. На самом деле. Без кудахтанья про «изготовление в 1917 году в Кизил-Арвате, участие в двух войнах» и прочей ерунды.

Да, для этого надо быть профессионалом. Надо сидеть в архивах. Надо листать пыльные дела, перебирать хрупкие страницы в папках с тесёмками. (Мне не надо рассказывать, что это такое, с подобными документами я регулярно сталкиваюсь на работе). Да, это дело для профессионала, и, я надеюсь, такой найдётся, если уже не нашёлся.

Но, главное, в ближайшей перспективе, в чём я вижу свою задачу, очень хотелось бы, чтобы бестолковое тарахтение про «изготовленный в 1917 году Красновосточник, грозу немцев, басмачей и петлюровцев, который теперь, в неизменном виде, стоит в ЦМВС» прекратилось. Хватит копипастить байки и очевидную ересь. Если уж говорить, то только что точно известно, либо честно «пока не удалось установить».

В конце концов, бронепоезд у нас только один, и чем плести вокруг него кружево завиральных легенд, лучше уж раскопать правду. Ведь от этого он не станет ни хуже, ни менее ценным, ни менее значимым.